Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Замок

22:50 

Резиденция. Серебро.

Штефан Гроссу
If I was your vampire, Soon as the moon, Instead of killing time, We'd have each other 'til the sun. (с)
изображение


Вампир вошёл в комнату и сразу же надел на руку браслет-счётчик показателей. Условия тренировочного комплекса были таковы: магия используется, не нанося вреда тренирующимся, при "критичном" состоянии участвующих начинает издавать предупреждающее попискивание. Чем больше вероятность "смерти", тем чаще пищит браслет. Штефан не знал, найдёт ли кто-нибудь в резиденции тренировочный комплекс, но сейчас это было не так важно, можно ведь вызвать голограмму и тренироваться с ней. "Дааа, не густо.."
Ириаслан: Зеркальные стены и пол проводили Ириаслан в замешательство. Она стояла посреди зала и медленно поворачивала голову то влево, то вправо, осматриваясь. И с каждой стороны, как ни взгляни, она смотрела на себя. И чувствовала, надо сказать, беспокойство от такого окружения. Ей невольно думалось, что сейчас она окружена не зеркальными поверхностями. На нее просто смотрит какая-то инфернальная тварь с фасетчатыми глазами. Геометрически выстроенные четко, как пчелиные соты. Множество глаз. В каждом - по Ириаслан.- Арх - сипло выдохнула эльфийка, передернув плечами. - Мерзость...
Штефан Гроссу: Граф не отражался в зеркалах, зато вызванная голограмма - вполне себе отражалась. Это был мужчина лет 30, крепкого телосложения, в шортах и майке. - Ну что, болванчик, приступим? - Улыбнулся вампир и, плавно проведя кистью, как бы зачерпнул энергию и создал файерболл, одновременно выпуская в голограмму. Мужчина отскочил от файерболла.
Штефан Гроссу: Внезапно граф увидел в зеркале отражение своей Богини и замер, чем тут же воспользовалась программа тренировки и голограмма обрушила на вампира водяной поток. Аристократа снесло и прижало к стене. Отплёвываясь от воды, Штефан громко приказал интерфейсу: - Стоп! - мужчина замер. - Ириаслан? - растерянно произнёс вампир шёпотом, явно не ожидая здесь увидеть леди.
Ириаслан: Когда за спиной полыхнуло рыжим, эльфийка, вскидывая руки, резко обернулась. И Штефан, через мгновение оказавшийся мокрым до последней нитки, еще мог бы задуматься, кто именно впечатал его волной в стену. Исилмэ нахмурилась и медленно опустила ладони. - Вы, должно быть, ослепли, раз спрашиваете - холодно-голубые глаза леди смерили вампира взглядом, в котором уважения читалось не больше, чем к таракану.
Штефан Гроссу: - А... - парень удивлённо уставившись на преподавателя молча кивнул. "Какого чёрта??!! Почему я снова, в очередной раз, как только вижу Её так по-дурацки веду себя?!! Ну же, встань, не пялься ты так на Неё, идиот!! У тебя невеста, а Она тебя презирает. Забудь уже!!" - Браслет. - Не меняясь в лице граф указал на полку с браслетом, - Огонь не причинит вреда, "Любимая..." леди Ириаслан. - Штефан поднялся с пола. С него ручьём стекала вода. - Голограмма - отмена! - коротко приказал аристократ. - Я на войну ухожу, леди Ириаслан, нужно достаточно подготовиться, - как бы оправдывался Её ученик.
Ириаслан: - На войну? - эльфийка дернула тонкой бровью. - С кем?
Штефан Гроссу: - Я обещал одному своему хорошему другу, что не дам её в обиду, а она собралась погибнуть. - Штефан усмехнулся, - смеяться будете, с вампирами, почти такими же, как я - Первородными, только из другого мира.
Исилмэ усмехнулась в сторону одного из своих отражений. - Упырем больше - упырем меньше, - и, видит Небо, леди без единого душевного терзания в мыслях своих вогнала гвоздь в крышку гроба Штефана Гроссу. - Не буду вам мешать, юноша, - и с невозмутимостью замковой горгульи эльфийка поспешила мимо постыдно-сырого вампира к выходу.
Штефан Гроссу: - Стойте! - чуть громче, чем нужно произнёс Штефан, - Ириаслан, останьтесь. Прошу Вас. - Очень не хотелось снова Её о чём-нибудь просить. Нужно было остановить? Нужно ли? Возможно они скоро и вовсе не увидятся, от этого стало, нет не стало легче. Граф даже думать не мог, что будет если он уйдёт и не вернётся. "Может быть тогда Вы будете улыбаться чаще, леди Исилмэ?" Нет, граф не собирался проигрывать каким-то там вампирам, граф думал о том, что скоро ему, как бы он не оттягивал своё путешествие, придётся вернуться домой на Грань, в другой мир галактику Ворона. И возможно, что они больше никогда не увидятся.
Ириаслан: - У меня много работы, - отрезала Исилмэ, которая к чужой войне отнеслась с совершеннейшим безразличием. А к страданиям Гроссу - еще более безразлично.
Штефан Гроссу: - Вы мой преподаватель. "Забудь Её!!!" Уделите мне, пожалуйста, немного времени на тренировку. "Не твоя!!" - спокойным тоном произнёс граф.
Ириаслан: - Здесь - я просто ваш гость, - напомнила Ириаслан, перешагивая порог "стеклянной комнаты".
Штефан Гроссу: - Ириаслан... - граф не двинулся с места, - раз Вы уходите, ответьте мне на один вопрос... я не знаю эльфийского, а может быть это вовсе не Ваш язык...
Уже в двух шагах от порога леди на секунду остановилась и полуобернулась, выжидающе взглянув на вампира.
Штефан Гроссу: - Что обозначает, если это вообще имеет какое-то значение.."Hantale, Telpe" - тихо спросил вампир.
Ириаслан: - "Спасибо, серебро", - перевела леди, совершенно не изменившись в лице. - Это наречие квэнья. На этом, надеюсь, вопросы у вас закончились?
Штефан Гроссу: - В Вашем мире Вас называли "Серебро", леди Ириаслан? В Вашем мире были: Руфус, Кайла, Майев или это всё не важно? - Штефан выжидающе смотрел на преподавателя.
Ириаслан обернулась с подчеркнутым спокойствием. Медленно и опасно расправила плечи, чуть подняла подбородок. - Откуда вы это узнали? - чистая голубизна её глаз неуловимо изменилась, став насыщеннее. - Говорите! - кратко и негромко потребовала она, перед собой сплетая в замок длинные ломкие пальцы.
Штефан Гроссу: - Вы мне этого не говорили, леди Ириаслан. Никто бы мне этого не сказал! Даже если бы знали. Навряд ли многие знают... Хранительница Северного моря, так? - губы графа нервно дёрнулись, нет, он даже не думал улыбаться, он вспоминал своё пребывание Там.
Ириаслан: - Вы копались в моей голове? - она неторопливо расцепила руки, соединяя теперь только кончики пальцев, от которых - Исилмэ чувствовала это каждой клеточкой кожи - вверх по рукам бежали колкие энергетические заряды. - Отвечайте, Гроссу, - прищурилась, оценивая расстояние до вампира. - Или я выдавлю из вас эти слова силой.
Штефан Гроссу: - Ни-ког-да, я бы не позволил себе этого, любимая! Ни-ког-да!!! - Штефан отвернулся, чтобы теперь не смотреть в Её глаза. - Мне жаль... Очень жаль, Ириаслан. Меня давно мучили эти вопросы. Но наши встречи. Я никогда не мог поговорить с Вами об этом.
Ириаслан: Зря отвернулся. Потому что леди чуть шевельнула пальцами, перестраивая течение энергии в силовой сети, которую уже успела протянуть за порог тренировочного зала. Лужа, отражающая в себе потолок зала, вздрогнула, поморщилась от краткой ряби и зашевелилась как живая, распадаясь на множество юркий ручейков. Ручейки беззвучно зазмеились от ботинок Штефана в разные стороны. Ириаслан молчала, не сводя с вампира взгляда.
Штефан Гроссу: Сейчас Штефану было уже плевать на тренировку. Граф горько посмотрел в Её глаза, нет, не с жалостью, ему было больно от того, что он не произнёс вслух. - Я был там, Серебро... В Вашем мире. "И они... помнят Вас..."
Ириаслан: Десять змеек-ручейков по беззвучному приказу Ириаслан со спины кинулись на Штефана, в слитном резком движении собираясь в один гневно шипящий поток. Своими нелепыми оправданиями вампир заслужил, чтобы созданный питон переломал ему кости Но массивная тварь, вместо спины Гроссу встретив невидимую преграду, тяжело рухнула на блестящий пол. Браслет на руке Штефана истерически взвизгнул, моргнув красной лампочкой. - Что?! - Ириаслан гневно, с шипением, вдохнула сквозь стиснутые зубы. Собравшаяся напряженными полукольцами змея повторила этот звук.
Штефан Гроссу: Графа сзади что-то больно ударило в спину и он пошатнулся, браслет истерично запищал. Штефан, не отрываясь, смотрел в глаза эльфийке, только теперь он нахмурился. - Зачем? - спокойно спросил аристократ, накапливая в руках энергию Тьмы и мысленно формируя защитное заклинание "Стену". - Почему Вы так ненавидите меня, Ириаслан? Почему, единственное желание, которое я у Вас вызываю - это желание уничтожить меня? Чего Вы боитесь? От чего бежите?
Ириаслан: Леди подняла руку, замахиваясь для удара ладонью о невидимую цель. - Вы влезли не в своё дело, Гроссу, - змея под ногами Штефана медленно обтекла его вокруг и встала на кончике хвоста на неполную треть своего роста. - Вас моя жизнь не касается и моя память тоже!- Она ударила наотмашь, разрезая ребром ладони воздух. Неповоротливый с виду питон кинулся вперед легко, как тонкая кобра, и сомкнул широкие сильные челюсти на блестящем браслете. - Такие, как вы, оскорбляют мир своим существованием, - у неё предательски дрожал голос, но не дрожали губы. И не дрожали руки. Скрючившиеся пальцы вырвали невидимый клок из воздуха перед собой - и Штефан почувствовал гнилостный сырой запах. Датчик на браслете часто заверещал, реагируя на кислоту, которая текла из змеиной пасти.
Штефан Гроссу: Как только ледянница создала перед вампиром водяного питона, аристократ тут же отпрыгнул назад и неожиданно упёрся в стену "Тесно!". Змей кинулся следом и только то, что Штефан отвлёкся на доли секунды на препятствие сзади себя, не дало ему оградиться от заклинания защитой. Питон разинул пасть, и граф почувствовал запах кислоты. "Твою, мать, граф, ты почти мёртв..." услышал писк браслета парень, и тут же подняв перед собой руки, запоздало заслонился защитным заклинанием. Кристалл мориона вспыхнул на груди, подпитывая своего владельца Тьмой. - Потому, что люблю, Вас!!! - прокричал вампир, - и ненавижу себя за это!! И хочу освободить Вас от себя, потому, что не могу видеть, как Вы страдаете, как мучаю и себя и Вас, Ириаслан! Не видеть, не мучить, освободить!
Ириаслан: - Так сдохните наконец! - рявкнула эльфийка, быстрым и резким движением выбрасывая в сторону графа теперь уже обе руки. Ледяные лезвия, сорвавшиеся с пальцев, коротко свистнули в воздухе. Змей, судорожно бьющий толстым хвостом по полу, добычу свою не отпустил. Но извернулся всем телом, пытаясь несколькими тугими кольцами сжать ноги вампира.
Штефан Гроссу: - Почему такие как я не должны жить, Telpe?!!! - ледяные лезвия вонзились в магическую защиту и стена, поглотив заклинание тут же распалась, браслет с хрустом сломался и остался в пасти питона, - Мне казалось, вы не ненавидите так вампиров.. - Штефан повысил голос, и теперь говорил громче обычного, - Вы говорили, что я - уникальный, Богиня, нет, Хо-зяй-ка!! - граф напряг руки, скапливая в руках силу огня, пальцы начали "гореть" от напряжения и Штефан почувствовал волну жара охватившего его. Граф не видел хвоста питона, а только почувствовал, как тот зажал его ноги в кольцо. Это произошло за какие-то доли секунды: Штефан резко очертил руками вокруг себя кольцо огня, резко поднял вверх руки и так же резко отпустил их, смахивая и запуская волну. Огненная волна моментально, словно взрыв распространилась по комнате, с характерным звуком горящего пламени. Граф знал, что в комплексе массовое заклинание огня не повредит его любимой женщине, - Что произошло? Вы не ответили, дорогая, за что Вы так ненавидите меня!! Ненавидите, но остаётесь моей гостьей. Обучаете, когда я прошу, интересуетесь моей личной жизнью, переживаете за Саманту, ЗАЧЕМ, Ириаслан?!
Ириаслан: Стоило Гроссу опустить руки - змей сделал очередной виток, намертво прижимая опущенные вниз ладони к телу. Ему не нужен был даже простор для маневра между стеной и телом вампира - там, где становилось слишком узко, водный поток, который был змеем, сплющивался до состояния тонюсенькой струйки. Штефан ощущал, как рубаха на его спине схватывается ледком. Огненная волна разошлась по комнате от пола до потолка, но порог на выходе был для нее непреодолимой преградой. Когда пламя резко опало, Гроссу увидел ледянницу, чью одежду трепал поток беспокойного горячего воздуха. Она болезненно морщилась, но положения тела не изменила. С глубоким вдохом Исилмэ медленно опустила левую руку вдоль тела и: собрала один за другим все пальцы правой, кроме указательного, в кулак. Обвинительно указывающим на вампира пальцем она медленно повела сверху вниз ровную черту в воздухе. Стена за вампиром от потолка к полу медленно начала зарастать льдом.
Штефан Гроссу: Граф ухмыльнулся и теперь, пойманный и скованный леденеющим питоном смотрел в глаза преподавателя, - Молчите... Постоянно молчите. А у меня к Вам столько вопросов... - вампир дёрнулся, пытаясь высвободиться, тщетно, "Да, плевать вообще! Жаль, конечно, что не от поцелуя..." - Может, стоит всё-таки раз и навсегда уже договорить, Ириаслан? Расставить все точки над "i"? Может быть, тогда я успокоюсь и оставлю Вас в покое? Закроем эту тему раз и навсегда? Поговорите со мной, Ириаслан! Дайте ответы на все вопросы, которые не дают покоя ни мне ни Вам! - ноги, спина и руки начали коченеть. графу теперь было холодно. "Огонь!". В зажатых ладонях появилось пламя. Два небольших фаерболла. Парень попытался создать тень на полу, но у него ничего не вышло. "Чёрт!"
Ириаслан: - Поговорим, - тихо пообещала Исилмэ, доводя заклинание, замораживающее стену, до конца. Решивший сыграть в благородные переговоры Гроссу оказался стянут по рукам и ногам - с последним своим витком змей туго обнял его за плечи и повис мордой на уровне лица. Промороженная стена за спиной с сухим хрустом «приросла» в ширине, и вампир на толщину ладони оказался до самых пят вморожен в собственный тренировочный зал. Стук каблуков Ириаслан в вытянутом помещении тренировочного комплекса звучал глухо. Подойдя на расстояние трех метров, она брезгливо дернула ладонью, и брызнувшие с кончиков пальцев ледяные стрелы чиркнули графа по рукам - файерболлы с кратким хлопком обратились в тоскливый тонкий дымок.
- Говори, - тихо потребовала эльфийка, чьего лица из-за змеиной морды вампир не мог разглядеть, - что ты видел?
Среброволосая повела пальцем слева-направо - и из стены по обе стороны от графа проклюнулись очередные ледяные наросты. Они синхронно потянулись вверх и в стороны друг друга, как тонкий мостик сойдясь концами ровненько под подбородком Штефана. И просто ледяным ошейником леди отчего-то не ограничилась. По приказу от следующего её движения вампиру в мякоть под подбородком, где-то на уровне середины языка, уперлось тоже что-то холодное, заставляющее чуть приподнять голову. - Я спрашиваю еще раз… - теперь графу не оставалось ничего, как смотреть в потолок. Змеиная морда, покачнувшись, из поля зрения убралась, но недалеко. Прикосновение ледяных чешуек Гроссу ощутил шеей. Питон положил тяжелую голову ему на плечо, округлым носом прикасаясь к бьющейся под полупрозрачной кожей жилке. И снова все тот же кислотный запах… но, что странно, ожога на себе Гроссу не чувствовал. - Что. Ты. Видел?
Штефан Гроссу: - Какой кофе Вы предпочитаете? Со сливками? Без? Понятно, что со льдом, - говорить было сложно. Тело скованно, к горлу прижато что-то холодное, на плечо прилёг отдохнуть питон из льда, а любимая женщина стоит рядом и мечтает его убить! Но он-то привык уже. За год неудачных попыток добиться эльфийки. - Или может быть, вина? Красного? Я люблю красное вино, моя дорогая... А Вы? Я расскажу Вам всё, Ириаслан, - голос графа резко изменился и теперь он был вполне себе серьёзен. - Всё, что видел в Вашем мире, всё, о чём они говорили. Но только после того, как перейдём в более удобное место для переговоров, к примеру, - вампир понимал, что сейчас его состоянию могла бы помочь вибрация, волны, звук, но, как назло, не знал ни одного подобного заклинания. "Может быть перекачать из Неё Силу?" - отличное вампирское заклинание. нет, навряд ли сейчас, после массовой волны, у него получится это. Огонь? Но руки скованны, и он не может ничего сделать. "Она зна-а-ала... " - подумал про себя вампир и улыбнулся. "Подавление воли? Вы ведь хотели, чтобы я влез в Вашу голову, да, Telpe? Серебряная, дорогая, любимая эльфийка, преподаватель магических потоков, сводящий меня с ума уже целый год. Год жалких попыток доказать своё чувство! К чему нас привело это, Ириаслан?" - мой кабинет? Или гостиная? Я отвечу на Ваши, а Вы на мои. Только так.
Ириаслан: - Я спрашиваю в последний раз - казавшийся спящим змей наконец пришел в движение и раскрыл пасть. Разъеденные кислотой звенья цепочки, на которой держался артефакт-морион, расплавились - и камень рухнул Гроссу под ноги. А змеиная морда снова оказалась перед вампиром. В этот раз невероятно близко. Полупрозрачным раздвоенным языком питон «попробовал» на вкус воздух перед собой. И лизнул графа в губы.
- Подумай как следует, Гроссу, - спокойный голос Исилмэ стал бархатно-вкрадчивым, но интонации её прекрасно подошли бы устам пыточных дел мастера, с любовью натачивающего любимый инструмент.
- Вспомни. Что ты видел? В деталях - она понизила голос почти до шепота, - подробнее - потемневшие до цвета грозового моря глаза сузились.
Штефан этого не увидел, но услышал, каким опасно низким и глубоким стал голос Ириаслан. И в этот момент он удивительно четко и ярко ощутил собственные вены и кровь, бегущую по ним. Он весь будто состоял из сотен, если не тысяч, маленьких и больших речушек и рек, которые разносили по телу его жизнь, но почему-то в обратную сторону.
Штефан Гроссу: Цепь расплавилась, и артефакт упал к ногам. "Стефания?!" Только благодаря плотности по шкале Мооса артефакт не разбился, а значит, что девушка ещё жива... Вампир с облегчением выдохнул. Убивать свою любовницу таким способом парень-вампир не собирался. Пока. Питон облизал губы: "Отлично!! Мне ещё в мой список питона не хватало!!" Вампир дёрнулся и зажмурился. Ледянница всё-таки решила убить Штефана, не пользуясь боевыми заклинаниями. Ну, а на что он ещё рассчитывал - преподаватель всё-таки. У графа зазвенело в ушах и его начало мутить, как при жёстком похмелье. "Хватит! Достаточно. Дорогая. Подавление Воли." Перед глазами всё поплыло. "Сосредоточься!!" Пытаясь перебороть своё состояние, живой-мёртвый мысленно нащупывал слабые нервные узлы в голове Ириаслан. "Концентрация..." Перед глазами вампира всё плыло. "Давай, милая... подчинись!" Ужасно раскалывалась голова.
Штефан Гроссу: "Давай..." Тяжело было с ледянницей при таком состоянии, делать элементарное "Подавление воли". Да, в крови, да, на уровне инстинкта... Штефан резко отпустил Её сознание и тихо произнёс: - Стоп. Ириаслан. Я не прав. Я не подумал, насколько для Вас может быть важным это... - голова раскалывалась так, что ему хотелось разбежаться и удариться о стену. Только вот водяной питон, явно бы не дал ему это сделать. - Они ехали на лошадях. Двое мужчин и две женщины. Эльфы, как и Вы, леди Ириаслан. - вампир попытался пошевелиться, тщетно, питон крепко держал его.
Ириаслан: Штефан был не в том состоянии, чтобы незаметно вторгнуться в сознание эльфийки. Она почувствовала. Мерзкое быстрое покалывающее ощущение в голове, будто под сводами черепа по мягкому мозгу бегут юркие пауки с длинными лапками-иглами.
«Только попробуй» - громко подумала ледянница, прищуриваясь.
И он всё-таки попробовал. Добрался до точки контроля сознания и сильно надавил. Леди под тяжестью чужой воли начала послушно опускать голову. Штефан ощутил, как естественное напряжение её сознания начинает таять, из бетонной уверенности медленно переходя в гулкую пустоту… И в этой пустоте что-то угрожающе скользнуло по краю сознания Ириаслан, но Гроссу не успел понять, что именно. Потому что внезапно отпустил. Среброволосая вздрогнула. Брезгливо дернула плечами, стряхивая с себя невидимую паутину чужого контроля. Но головы не подняла.
- Продолжай, - раздался её глухой голос. - Я слушаю…
Штефан Гроссу: - Они… Похожи, - голос дрогнул... "рассказать? как я Вам это расскажу? у меня язык не повернётся, Ириаслан..." - Рыжие. Майев и Кайла... - граф закрыл глаза и представил себя стоящим под душем. Струи воды, попадая на волосы, на плечи, на тело охлаждают готовую расколоться на части, постепенно отпускает боль... Отпускает? "Вода всё смоет... Вода снимет усталость и..." Вот только вода была не настоящая. "Сейчас бы действительно под душ. Одному. Молча расколотить костяшки о кафельную стену. Боги-и-иня... Сере-ебрянная…" - Чёрт... - графа мутило.
Ириаслан: В шелест представляемой вампиром воды вплеталось тихое шипение державшего его питона. Змея лежала в обманчивом оцепенении. Ледяной саркофаг всё еще крепко держал вампира, у которого в голове со временем шумело всё больше и больше. Обратный ход крови медленно приводил его в состояние, похожее на тяжелую форму похмелья. Ириаслан молчала и не шевелилась.
Штефан Гроссу: - Ириаслан... Кровь... - Штефан опустил голову, расслабляя шею и плечи. Говорить теперь было больно. Каждое слово иглами впивалось и просверливало мозг, - Мужчина. Ранен. Маяк... Старик... - голос вампира стал тише.
Ириаслан: Ледянница отвлеченно шевельнула ладонью. Гул в голове вампира начал постепенно отступать, хотя ощущение слабости в теле не оставило его. Если бы не ледяная тюрьма, поддерживающая Гроссу, он бы наверняка рухнул на пол. Но ледянница не торопилась его отпускать. Тишина с её стороны все еще была выжидающей.
Штефан Гроссу: Штефан медленно выдохнул, боль постепенно начала отступать, - Старик. Называет Вас девочкой... Вы знакомы?.. Молодой, тёмный, ранен... Руфус? Да... Руфус... - Он так устал. Голос графа звучит очень тихо и безэмоционально. Штефан выжат. - Они выходят в ночь и куда-то идут. Их нагоняют мужчины эльфы, в длинных одеждах. Они что-то говорят. Я не понимаю, что они говорят, Ириаслан. У них серая кожа. - граф снова попытался пошевельнуться. Руки и ноги окоченели, - Ириаслан, уберите питона...
Ириаслан: - Нет, - она продолжала смотреть куда-то на пол, не показывая Штефану лица. Но что бы ни происходило с ней на самом деле, голос Ириаслан был тверд и спокоен. - Говори дальше.
Штефан Гроссу: - Ещё один со стальными глазами, называет Руфуса - смертным. Они расходятся, Ириаслан. Всё, дальше я не видел. - "Извините... Ириаслан" постепенно отходила боль, но гул не прекращался. - Отпустите, - граф поднял голову и безразличным взглядом, словно смотрел не на Богиню, а сквозь Неё, посмотрел на Ириаслан. - Я всё рассказал Вам.
Ириаслан: - Тот, со стальными глазами, - в голосе поднявшей голову Исилмэ прорезался металл. - Как он выглядел? - глаза под сведенными к переносице серебристыми бровями были темными, как штормовое небо над морем. - Как его называли? - она чуть подняла ладонь. Но что-то в этом движении подсказывало Штефану, что этот жест не обязательно обещает освобождение. Такими напряженными руками колдовские путы не только рвут, но и еще крепче затягивают.
Штефан Гроссу: - Он... то ли Король, то ли потомок короля, леди Ириаслан... Я плохо помню, это было почти год назад, когда мы познакомились только с Вами... - сейчас вампир мечтал только о двух вещах: чтобы его отпустил питон и принять душ. Тёплый. Одному!
Ириаслан: Она медленно втянула в себя воздух, явно сдерживая злость. Питон на плече Гроссу шевельнулся и стянул пленника чуть туже. Но только на мгновение. Исилмэ удержала в себе желание переломать вампиру кости. - Как... - голос ее чуть дрогнул, - он двигался? Вы видели шрамы или увечья? - отрывистые четкие вопросы Исилмэ пробивались сквозь гул и усталость Гроссу. Под колким взглядом Исилмэ он мог ощущать себя как муха на булавке.
Штефан Гроссу: - Ириаслан! Хватит уже!! - стиснутый питоном граф зашипел от боли, - Не было шрамов. Наверное. Не помню. Кажется, не было. - Ещё не хватало, чтобы леди замучила его до смерти из-за какого-то там короля или королевича... Хрен разберёт этих эльфов, кто из них кто... - Кожа у него была серо-синяя.
Ириаслан: Не стоило повышать голос. Спокойствие Ириаслан было обманчивым. На раздраженный крик Гроссу она отреагировала моментально. Одно движением - и змей стиснул кольца так, что у вампира чуть не затрещали кости. - Мне стоило бы размозжить твою глупую голову, как арбуз, Гроссу, - змеиная голова снова, покачиваясь, возникла перед лицом вампира. - Уже хотя бы за то, что ты молчал всё это время. Но благоразумие в твоих мозгах еще осталось... - скрюченные тонкие пальцы медленно выпрямились - и питон снова ослабил хватку. Не намного, но достаточно для того, чтобы вампир мог полной грудью вдохнуть. Где-то над головой кратко треснула ледяная стена. Темные из-за расширившихся зрачков глаза Ириаслан рассматривали лицо Штефана. Внимательно, стараясь не упустить хотя бы краткого сомнения в его лице и взгляде. - Ты всё сказал? Подумай как следует... вспомни всё-о... - последнее слово стало глубоким тихим вздохом, в котором слышалась усталость.
Штефан улыбнулся уголком губ, но улыбка эта была совсем не радостной. "Ага, поговоришь с Вами..." - Нет, не всё, Серебро. Вы действительно хотите знать, что было дальше? Вы хотите знать, насколько им... тяжело без Вас? - Штефан смотрел, не отрываясь, от тёмных глаз эльфийки, с сожалением. Он ведь прекрасно помнил, каково это - терять.
Ириаслан: - До последнего слова, - краткая судорога изломила линию её губ, но эльфийка решительно стиснула челюсть, не позволяя себе терять контроль над ситуацией. - Говори.
Штефан Гроссу: Несколько секунд парень вампир просто смотрел в глаза ледянницы, потом закрыл глаза и опустил голову, - Вы... Они помнят Вас, Серебро. - Очень тихо прошептал Гроссу. Теперь ему не мешал питон, холод и было безразлично, что будет дальше, - Они благодарны Вам... - ком подступил к горлу, вампир сглотнул, - Они воздвигли Вам памятник... Извините, что молчал, всё это время. О таком, как-то не особо поговоришь...
Ириаслан: - Что? - непонимающе вздрогнула Исилмэ. В темных глазах плеснуло что-то непонимающее и рассеянное, как во взгляде маленького ребенка. Она внимательнее присмотрелась к понурившемуся вампиру, но не заметила ничего, что могла бы трактовать как ложь. - Какой памятник? - быстро спросила она. - Зачем? Говори! - Гроссу легонько встряхнуло в его ледяной тюрьме.
Штефан Гроссу: - Каменную статую. Вы погибли там, Серебро. А ещё это может быть другая линия вероятности. Не Ваш мир, другой, Ваш мир - вот именно так аристократ в течении года пытался забыть своё пребывание в Её мире. Пытался. Не получилось.
Ириаслан: Только корсет под платьем и гордость не позволили ей сломиться. Но изменилось лицо Ириаслан. Широко раскрывшимися темными глазами она взглянула на Штефана, но смотрела, на самом деле, куда-то в совсем иное пространство. И видела там то, что делало её совершенно бессильной. - El... weninya... - тихо прошелестела Ириаслан в ту нескончаемую пустоту, которую сейчас видела перед собой. Она стояла, вслушиваясь в тишину, которую нарушало только тяжелое дыхание Штефана. Ответа не было. И ужасающее понимание реального положения вещей заполняло её сознание еще стремительнее, чем тишина тренировочного зала. И чем больше она понимала, что в действительности значит история, рассказанная вампиром, тем холоднее становилось вокруг. Исилмэ нашла взглядом лицо Штефана, заглянула в мутные от боли глаза, и плескавшаяся в ее собственных глазах пустота внезапно затвердела. Гроссу снова ощутил себя распятым на стрелковой мишени. - Никогда, - процедила эльфийка сквозь сжатые зубы, - не смей называть меня "Серебро". Ты понял?
Штефан Гроссу: - Не буду. - спокойно произнёс граф, поднимая хмурый взгляд на ледянницу. Понятное дело, что тайна Ириаслан оставалась тайной.
Ириаслан: Эльфийка собрала пальцы левой ладони в кулак. Окинула взглядом переливающиеся холодной голубизной льда стены и четко скомандовала под потолок: - Min asto! - с сухим треском пошли по льду глубокие трещины. Державший Штефана питон схлынул к его ногам обычной лужей. А через мгновение как перезрелый плод начали лопаться и осыпаться кусками стены саркофага. Граф Гроссу был свободен и волен падать на колени. Ириаслан ничего больше не сказала. Сквозь рокот разрушающегося льда он услышал только удаляющийся стук ее каблуков.
Штефан упал на одно колено, опираясь одной рукой в пол. Вода схлынув смыла морион в угол комнаты. Ноги и руки онемели. Вампир медленно поднялся, разминая конечности, подошёл к кристаллу и поднял его, убирая в карман. - До свидания, Серебро... - одними губами произнёс Штефан.

@темы: Ириаслан Исилмэ, Резиденция, Тренировочный зал, Штефан

URL
Комментарии
2014-02-15 в 13:50 

Shadowstep [DELETED user]
Цепь расплавилась, и артефакт упал к ногам. "Стефания?!" Только благодаря плотности по шкале Мооса артефакт не разбился, а значит, что девушка ещё жива... Вампир с облегчением выдохнул. Убивать свою любовницу таким способом парень-вампир не собирался. Пока.

я видимо пока еще чего-то не знаю.

2014-02-15 в 17:29 

Штефан Гроссу
If I was your vampire, Soon as the moon, Instead of killing time, We'd have each other 'til the sun. (с)
Что не так, милая?

URL
2014-02-16 в 12:37 

Shadowstep [DELETED user]
Штефан Гроссу, ты хочешь ее кокнуть?) это "пока" меня несколько...хм...настораживает)

2014-02-16 в 15:29 

Штефан Гроссу
If I was your vampire, Soon as the moon, Instead of killing time, We'd have each other 'til the sun. (с)
нет, милая, не хочу, но это реально))
а это "пока" для бессмертного очень долгосрочно. я тебе лучше в асе расскажу, для чего душа в кристалле)

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?
главная